Что стоит за беспорядками в Казахстане? – АНАЛИЗ

  06 ЯНВАРЬ 2022    Прочитано: 1775
Что стоит за беспорядками в Казахстане? – АНАЛИЗ

В первую очередь в основе протеста в Казахстане лежат социально-экономические причины. Непосредственным поводом для беспорядков стало повышение цен на сжиженный газ – крайне важный ресурс для населения Казахстана, используемый для заправки автомобилей. Впрочем, это событие только обострило уже давно зревшие противоречия на почве недостаточного благосостояния населения и существенного разрыва в доходах и уровне жизни между простыми людьми и узким кругом лиц, контролирующих власть в государстве.

Политический контекст в данном случае вряд ли важен. По моему мнению, вопрос сменяемости и обновляемости власти для центральноазиатских обществ скорее второстепенный – эти принципы не являются самоцелью политического процесса, самостоятельной ценностью (в данном случае ошибочно проецировать западный взгляд на вещи, не учитывая специфику региона). Если население чувствует, что режим в той или иной мере эффективно работает на его благо – то не будет требовать его смены только потому, что один лидер управляет страной длительное время.

Однако в случае с Казахстаном, судя по всему, как раз эффективной работы и не наблюдалось. Уровень жизни народа явно не соответствовал стандартам и ожиданиям – что особенно актуально в условиях наличия в государстве богатых запасов природных ресурсов (которые – казалось бы – должны были обеспечить надлежащее благосостояние).

Протесты начались на западе страны (Мангистауская область) – в районах, богатых ураном, нефтью и газом. Население здесь воочию видит богатство страны. Собственно, оно и извлекает его из недр. Однако не получает от этого законных, ожидаемых дивидендов в виде улучшения условий жизни и увеличения доходов. Повышение цен на газ в данном случае могло восприниматься как своеобразный демонстративный плевок власти на интересы простого народа. И тот факт, что даже повышенная цена оставалась ниже, чем во многих других странах, вряд ли умиротворял людей.

Несмотря на наличие объективных причин для протестов, возможность их подпитки и координации извне нельзя исключать. Возможно, они начинались как стихийные акции – а затем были использованы внешними силами. Либо мы имеем дело со специальной операцией гибридного воздействия, направленной на дестабилизацию Казахстана – в таком случае протесты изначально могли быть организованы агентурой.

Однако я не вижу в данном случае западный след. Сомневаюсь, что Запад имеет достаточно ресурсов и влияния в Казахстане для проведения подобной операции. Центральная Азия зажата между РФ и КНР, в то время как США и Европа имеют ограниченный доступ к региону. После фиаско в Афганистане у части западной политической элиты вполне могла сформироваться своеобразная «аллергия» на центральноазиатскую проблематику.
Дестабилизация Казахстана не выгодна Западу – как с ценностной, так и практической точки зрения. Она не приносит особых дивидендов – скорее открывает дополнительные возможности для других игроков.

По моему мнению, если и искать виновных в кризисе вне границ Казахстана, то ими будут скорее геополитические оппоненты Запада – а именно Российская Федерация. Москва реализовывает курс на возрождение – в той или иной форме – Российской Империи/СССР. Говоря о российской экспансионистской политике, обычно в первую очередь вспоминают агрессию против Украины и постепенное поглощение Беларуси. Однако не стоит забывать, что планы России не ограничиваются западным направлением. И Казахстан также вполне может стать их жертвой.

Декларативно пророссийский курс казахской власти во внешней политике (подтвержденный членством в российских интеграционных проектах) не должен вводить в заблуждение. Прямо не вступая в конфронтацию с РФ, Казахстан все-таки проводил специфическую политику (особенно – внутреннюю), которая не всегда соответствовала российским ожиданиям. Перевод алфавита на латиницу, широкое внедрение казахского языка – в целом все это постепенно создавало угрозу российскому влиянию в долгосрочной перспективе. В этих условиях Москва вполне могла активизироваться на казахском направлении с целью пресечь на корню любые тенденции к реальной суверенизации Казахстана, его отходу от российской геополитической орбиты.

При этом не стоит забывать, что Россия имеет особые интересы в Казахстане. Космодром Байконур и полигон Сары-Шаган – объекты стратегического значения для Москвы. Также важную роль играет наличие на территории Казахстана значительной российской диаспоры – особенно в северных регионах государства. Эти территории для сторонников российской имперской идеи являются своеобразным аналогом Крыма – якобы несправедливо отторгнутой частью единого Российского Государства. После событий 2014 года попытки вернуть над ними прямой контроль выглядят вполне закономерным следующим шагом в деле «воссоединения земель» – которое пытается реализовать режим В. Путина.

Обращение Президента страны Токаева за военной помощью к партнерам по ОДКБ – очевидно соответствует интересам России, и в то же время прямо противоречит интересам независимого Казахстана. По сути, казахские власти расписались в неспособности самостоятельно разрешить кризис, и обратились для решения проблемы к внешним силам. По моему мнению, это предательство по отношению к своему народу и государству. Если принять эту точку зрения, то инициатива Токаева – закономерный следующий шаг в российской операции, направленной на установление контроля над Казахстаном. Вынудили ли Токаева к этому за счет искусственного обострения протестов (в таком случае его тезис о том, что беспорядки организованы извне, может быть правдивым – вот только по факту он обращается за помощью к силам, которые стоят за их организацией), либо он изначально был в сговоре с Кремлем – не так уж важно.
Главное – результат, а он явно угрожает реальной независимости Казахстана.

Говоря о том, что скоро в Казахстан прибудут миротворцы из РФ и Беларуси, сомнительно, что ситуация в Казахстане объективно требует внешнего вмешательства. В конце концов если речь идет о народном протесте, то его необходимо решать за счет внутреннего диалога между народом и властями.

Внешние силы в составе протестующих должны нейтрализоваться казахским силовым сектором. Однако мы видим другой сценарий – по сути легализацию интервентов. Они могут взять под контроль объекты стратегического значения в Казахстане, а также оказывать помощь в обеспечении порядка в отдельных регионах и городах (кстати говоря – сам факт наличия беспорядков при временном попустительстве казахских силовиков тоже взывает много вопросов).

Однако как бы их деятельность не маскировалась под видом выполнения позитивных задач – итог все равно один. Все мы знаем репутацию российских «миротворцев». Где бы они ни размещались – нигде они не действовали в интересах местного населения и не работали на стабилизацию ситуации, оставаясь лишь инструментом российской имперской политики. Так было в Грузии и Молдове. Да и на территории Азербайджана, в Карабахе, российский контингент сейчас играет вовсе не позитивную роль – по сути прикрывая армянские оккупационные силы и отсрочивая процесс окончательного освобождения региона.

Вариантов развития событий много. И большинство из них ведет к ослаблению Казахстана в качестве самостоятельного игрока. Учитывая его позиции в регионе – это уже само по себе важный итог, открывающий прямые или косвенные возможности для усиления других игроков в Центральной Азии.

Оптимальный вариант для развития событий – разрешение кризиса без привлечения внешних сил. Однако обращение Токаева к ОДКБ практически исключает его. Ввод на территорию Казахстана российского контингента будет означать серьезное усиления Москвы в регионе. Это может привести к непоправимым последствиям. Я бы не исключал окончательно и худший сценарий – раскол страны и возможную аннексию северных территорий Казахстана Россией (под прикрытием лозунгов о «защите интересов русского населения» и «обеспечения стабильности»).

Негативное значение данные события могут играть для идей тюркской интеграции. В последнее время работа на этом направлении активизировалась – и это также угрожает российским интересам в регионе. Казахстан играет важную роль в тюркских проектах. Однако его дестабилизация внутренними беспорядками и возможное установление российского контроля существенно подрывает процессы реального объединения Тюркского Мира как отдельного влиятельного геополитического игрока.

Старший научный сотрудник Национального института стратегических исследований Украины Николай Замикула, специально для Vzglyad.az

Подготовил Мурад Наджафов
Читайте актуальные новости и аналитические статьи в Telegram-канале «Vzglyad.az» https://t.me/Vzqlyad

Тэги:





НОВОСТНАЯ ЛЕНТА