Будущее есть только у двух стран - Азербайджана и Узбекистана. У обеих республик оно «северо-западно-восточное» - ИНТЕРВЬЮ

  12 ЯНВАРЬ 2022    Прочитано: 3118
Будущее есть только у двух стран - Азербайджана и Узбекистана. У обеих республик оно «северо-западно-восточное» - ИНТЕРВЬЮ

Интервью Vzglyad.az с российским политологом Александром Жуковским.


- Как ситуация в Казахстане отразится на остальных странах постсоветского пространства? Какие риски несут в себе события в Казахстане для бывших советских республик?

- Страны бывшего СССР внешне по разному, но по внутренним разворотам во многом единообразно переживают и разрыв с прошлым, и состояние на сегодня и виды на будущее. Причем, основные проблемы кроются не в экономике и не в политическом устройстве, а главным образом в общественном сознании, со своими национальными, религиозными, витальными укладами — «мелочами», которые игнорировались большой и внешне единой страной и во многом ставшие причиной ее разделения в 90 гг. Советский единый прогрессизм на социалистических идеях, поставленный на базу четкого жесткого планирования, неплохо и поучительно сработал на экономическое развитии, позволил присоединенным и присоединившимся территориям пережить проблемы и угрозы 19 века в экономическом плане, суверенности, но не вписался в их ожидания Завтра в последующих условиях и циклах 20-21 вв.

Экономические находки и мужественные примеры защиты суверенности не компенсировали внутреннего разложения, основанном на затянувшейся эксплуатации светлого будущего советской элитой. Свое новое Завтра республики стали искать врозь. В самостоятельное плавание республики ушли в относительно исправном состоянии, со всеми формальными признаками отдельных государств. Казахстан и события в нем представляют один из вариантов тридцатилетнего поиска своего места в меняющихся условиях мировой конъюнктуры, в свою очередь, меняющей актуальные на конец 20 века очертания.

Астана сегодня скорее не угроза кому-либо, а яркий пример накопленных ошибок — плохая копия худших традиций неэффективного государственного управления. В 90-е годы, положение в Казахстане было лучше, чем в РФ и других республиках. Он считался даже образцом успешных рыночных реформ. Новая элита критиковала царский и советский период нахождения Казахстана в составе России и СССР. Из страны бежали миллионы людей не казахской национальности и по этому показателю Казахстан оказался на первом месте среди всех бывших союзных республик. За тридцать лет после развала СССР из Казахстана выехало 2 миллиона 750 тысяч русских, а также около миллиона человек других национальностей. После 30 лет казахских побед, как оказалось, строящегося в стране национального будущего хватало только для узкого круга семьи Назарбаева и узкого круга обслуживающего ее персонала. Остальные его не заслужили и превратились в иммигрантов, «террористов» и других мешающих «Будущему» страны людей.

Неуклюжие попытки разваливающегося режима Назарбаева и его последователей свалить проблемы на внешнюю агрессию и факторы только подчеркивают несостоятельность государственной системы с угрозой последующей потери суверенности. Страна в силовом отношении обеспечивала высокий уровень расходов на силовиков и репрессивный аппарат, была укомплектована современным вооружением, без проблем могла выдержать потенциально возможное военное столкновение в регионе.

Возвращаясь к рискам можно сказать, что он для всех других республик один — не учесть очевидный отрицательный опыт богатой, красивой страны опустившей ниже красной линии свое население и вынужденной искать оправдание своего провала в небылицах. Из интервью, которые дают жители Казахстана заметно, что их обвинения очень персонифицированы, направлены к нескольким конкретным людям, но не к народам, соседним странам, или «террористам». «Мы» против «системы», а не друг против друга». Виноватыми называются: Назарбаев, Токаев, Путин. Протест идет против несправедливого устройства общества как такового.

Также интересно, что объективные проблемы в стране даже не испугал злой и ужасный Ковид, перепугавший практически все правительства мира, а они в свою очередь свои народы. В Казахстане нет ни одного упоминания, комментария, озабоченности по поводу этого смертоносного вируса со стороны многочисленных комментаторов, «временного» правительства, стран добровольных помощников, вызвавшихся оказать поддержку.

- Как вы оцениваете обращение президента Токаева в ОДКБ?

- Конечно, само обращение выглядит ужасающе, а аргументы с террористами, организованными нападениями нелепыми. Наоборот, поражает масштаб неорганизованности. Срезонировали как общественные отношения — усталость от безысходности, несменяемости вождя, так и отношения кланов. Заметно, что события серьезно взвинтили мировую общественность, но общественный запрос в стране не настолько вызрел, чтобы на улицы вышло число людей, сопоставимое например, с Тунисом, Египтом, Украиной, Арменией, Беларусью. Ни вызывающий призыв Токаевым иностранной помощи, ни массовые задержания, ни явно большое количество раненых и убитых не приводят в стране к людскому морю «дней гнева», когда насилие властей вызывает кратное увеличение количества протестующих.

Факт, что Астана не смогла при первом серьезном испытании выполнять в должном объеме свои функции тревожный индикатор. Будем надеяться, что на краткосрочный период. Следующий этап – через неделю, видимо станет ключевым. Власти Казахстана обещают уход войск ОДКБ из страны, в то время как командующий силами ОДКБ заявил, что они пробудут «до полной стабилизации обстановки». Недоверие вызывает российская помощь. РФ сама зараженная фактически такими же проблемами и «террористами» («иностранными агентами») как и Казахстан может только помочь законсервировать обстановку, отложить на будущие времена старые проблемы, которые надо было решать еще вчера.

История всех сообществ, не сумевших создать более сложную, адекватную современную институциональную систему, основанную на комплексном развитии, без организованного среднего класса, протест имеет высокую вероятность по любому поводу. Деклассированные элементы (криминальная толпа) превращаются в постоянно действующий инструмент конкуренции между кланами, в силу своей человеческой деградации и дешевизны.

- Какие выводы Вы могли бы сделать из происходящих событий в Казахстане?

- Ситуация остается в серой зоне неопределенности. Казахстан по восточному, до последних событий успешно делал вид, что верит и следует и в западное, и в восточное, и южное завтра, но теперь, похоже, эта маска слетела и следование за будущим уступает место поиску хотя какого то настоящего.
«Помощь» Казахстану собираются оказать и уже оказывают исключительно добровольно многие страны-«партнеры». Помощь закончится серьезным переделом ресурсов, влияний, остаются риски потери автономности, суверенности.

События в Казахстане настолько удивили своей полной неожиданностью, что явно заставят страны пересмотреть ряд позиций в своих внутренних политиках. В частности в России, наиболее близкой к государственному устройству Астаны, явно будет отложен «транзит», который так активно начался в Казахстане и вылился в открытые протестные формы общественной активности.

Украина, Молдова, Беларусь - одной из своих частей общества уповают и рвутся на Запад, в другой в нем разуверилась. Восток, в лице России, уважения своими «победами» над собой и испытаниями над своим населением симпатий не вызывает. Выбор у республик небольшой. Проверено на примере СССР: когда нет своего Сегодня — Завтра тоже проблематично.

Армения по-прежнему хочет в чисто западный край, но «родимые пятна», включая историю с географией, никак не дают - и, скорее всего, не дадут. Проигранная война дала повод для размышления и переосмысления, но итоги пока неясны.

Грузия. Свои ходы на Запад она хочет пробить, но это возможно только вместе с Абхазией и Осетией, а это проблематично. Россия официально сегодня от западного Будущего отказалась, ищет свое Сегодня, а свой «особый путь», где свое Будущее связала со специально отобранными эпизодами Прошлого держит в резерве. С радостью готова помогать всем, кто хочет разделить свою модель, если нужно - то и с кулаками.

Туркмения и Таджикистан продолжают лучшие традиции пути технологически модернизированных современных ханств.

Кыргызстан после трёх революций окончательно отказался от поиска Будущего и встроился в тень российских протуберанцев - во всех смыслах. Будущее кыргызстанца - работа в России или Казахстане (что теперь в Астане будет проблематично), чтобы семья на родине могла существовать.
Консервативный полюс — поиск своего Сегодня образуют Россия, Белоруссия, Кыргызстан, Туркмения и Таджикистан.

Сегодня уже есть только у двух стран - Азербайджана и Узбекистана. У обеих республик будущее «северо-западно-восточное». Узбекистан после ухода Каримова и Назарбаева возможно перехватит долю у Казахстана за Будущее по турецкой модели (для эмиратской у него слишком много людей и слишком мало ресурсов).

- Как ситуация в Казахстане отразится на Организацию тюркских государств?

- Ситуацией поражение нанесено всем текущим интересам в регионе и не только. По своему проиграли все заинтересованные в Казахстане страны и стороны. Многие как в зеркале этих событий увидели собственные проблемы, некоторые заметив слабые места соседа, партнера и спешат этим воспользоваться. Активизировались самые разнообразные внемасштабные интересы, создающих хаотичные реакции.

Теперь странам придется перестраивать многие наработанные отношения. Прежде всего это коснется стран, имеющих общую границу: Россия, Китай (с ним у Казахстана самый большой торговый оборот), Узбекистан. Скорее всего, не очень пострадают очень крупные инвестиционные вложения США. Россия, Китай, США далеко не тюркские страны, но достаточно толерантные страны.

Серьезные противоречия в социальном развитии и связанные с этим угрозы и потрясения несет, разбушевавшийся во всем мире экономические интересы», технологическое развитие, глобальные инициативы. Доминирование материально-вещественных факторов над морально-нравственными компонентами усиливают условия не только для жестокого разделения на богатых и бедных, отстающих и первых, столько наносит колоссальный ущерб и тем и другим и в целом прогрессу. Диспропорции поражают не только западные модели государственности, но еще больше страны с иными условиями, опытом и менталитетом граждан.

В силу исторических особенностей тюркские государства подвержены угрозам неустойчивости даже больше. В поиске рационального баланса интересен и выделяется опыт Эмиратов (ОАЭ) и Турции, однако вряд ли его можно считать достаточным. Взять хотя бы сравнительно недавние выступления против Эрдогана, не говоря уже чередующихся революционных «выхлопах» в южных широтах. Поиск и наработка эффективных наборов инструментов регулирующих социально-политические отношения для неустойчивых режимов, имеющих устойчивый опыт имморализма — первостепенная задача не только тюркского мира, но всех других стран. Имморализм (или аморализм) отражает интересы индивидуальности, вознося личность над обществом (коллективом). Морализм отражает интересы сообщества (социума), способствующие его выживанию и выполнению сложных работ, которые не под силу совершить одинокой, «великой» личности.

На разных этапах развития человеческого общества столкновение и соотношение в стране этих двух живых энергий (имморализма и морали) оказывали и оказывают ключевое влияние на исторический вектор и устойчивость страны, на некоторых этапах даже значительно существеннее экономических факторов.

Джавад Мурадов
Читайте актуальные новости и аналитические статьи в Telegram-канале «Vzglyad.az» https://t.me/Vzqlyad

Тэги:





НОВОСТНАЯ ЛЕНТА