Аналитическая группа Vzglyad.az

Глобальное толкование сна фараона | Лонгрид

Причины надвигающегося глобального кризиса глубже, чем казалось, а последствия могут быть сложнее, чем предполагалось

В

се знают известную легенду из Торы: однажды Фараон видит во сне, как на берегу реки пасутся 7 жирных коров, а вышедшие из воды 7 тощих коров, съедают их. На следующий день тот же сон повторяется несколько иначе. Толкующий сны Иосиф, растолковал сон, так: после 7 плодородных лет последуют 7 лет бесплодия. Другими словами, продовольственный кризис. Интересно, что сейчас видят в своих снах те, кто принимает решения относительно мировой экономики?

В настоящее время наиболее тревожной темой в мире является  глобальная инфляция и продовольственный кризис.  По прогнозам ООН, в результате войны на Украине,  с голодом и нуждой могут столкнуться 1,7 миллиарда человек, то есть пятая часть населения планеты.  Генеральный секретарь организации Антониу Гутерриш называет рост цен на зерно  “тихой войной против бедных стран”.  А богатые страны не скрывают намерения увеличить свои резервы. Естественно, это еще больше повысит цены,  увеличив степень нарушения баланса на рынке.  Но что можно сделать в такой ситуации?

Генсек ООН считает рост цен на зерно «тихой войной против бедных стран»

Чтобы ответить на вопрос, сначала необходимо правильно  понять характер проблемы. Дело в том, что в настоящее время наблюдается  некоторая неточность в подходе к этой теме.  Дым от пламени войны в Украине, охватившей и сферу экономики, мешает увидеть  истинную суть  проблемы. А суть в том, что  корни того, что происходит сегодня на мировом рынке, связаны не только с украинской войной и санкциями против России.  Эти факторы, безусловно, послужили мощным  катализатором на заключительном этапе.  Но тренд начался задолго до этого, и до войны в Украине прошел как минимум три этапа.

Первый этап: последствия кризиса

Когда закончился финансовый кризис, начавшийся в 2008 году 
 в США с банкротства банка Lehman Brothers и стремительно охвативший весь мир? Ответить на вопрос непросто. В докладе Международного валютного фонда, опубликованном в октябре 2018 года, говорится, что, несмотря на то, что прошло 10 лет,  экономика 85% стран мира, затронутых кризисом, и 60% стран, непосредственно не затронутых кризисом, все еще не смогла вернуться к состоянию, существовавшему до 2008 года.

Как сообщил  Vzglyad.az турецкий экономический эксперт  Нэшат Гюндогду,  начавшийся в 2008 году кризис в США  заложил основу для будущей глобальной инфляции.  Потому что в посткризисные годы государства активно брали в долг.
За 10 лет общий долг государств мира вырос  с 36% до 52% их совокупного ВВП.  Инвестиции в экономику восстанавливались очень медленно. В 2017 году общий объем инвестиций в мире  составил 25%  от инвестиций, которые можно было бы вложить, если бы не кризис 2008 года.

Экономист-ученый  Эльшад Мамедов  в видеокасте  
VzglyadAz  отметил, что в мировой экономике уже  давно идет процесс разрушения логистических цепочек, ослабления производственных связей.  В результате острого структурного кризиса в 2008-2009 годах в мировой экономике образовались достаточно крупные финансовые «пузыри». Когда эти «пузыри» лопнули, начался кризис, в последующий период,  когда за счет эмиссии центральных банков эти проблемы были покрыты, вопрос не нашел радикального решения и углубился еще глубже.

Эльшад Мамедов: «Поскольку около 80% растущей денежной массы в западных государствах было направлено в финансовый сектор, а не в реальный сектор, инфляция углубилась, и баланс нарушился»

Влияние кризиса 2008 года на все аспекты мировой экономики оказалось более долгосрочным, чем ожидалось. Доклад МВФ также доказывает, что  в конце 2018 года говорить о преодолении последствий кризиса было невозможно.  Ровно через год мировая экономика столкнется с новым тяжелым ударом и старые раны кризиса вновь вскроются.

Второй этап: пандемия

Каким образом дать деньги людям, которые сидят дома и не работают? Позволить печатать эти самые деньги! Но что происходит, когда вы печатаете деньги?!  Инфляция!

Финансовые меры на сумму 12 триллионов долларов, предпринятые во время пандемии, вызвали «инфляционный взрыв»

С утверждением Конгрессом США 21 декабря 2020 года очередного пакета помощи в размере $900 млрд, объем финансовых вливаний в экономику  за год достиг $3 трлн.  А в 2019 году был принят пакет на $2 трлн. Параллельно ФРС сохраняло  процентные ставки практически вблизи нуля с марта 2020 года.  В ответ на кризис коронавируса центральные банки стран мира в целом приняли  фискальные меры на сумму $12 трлн, из которых $5 трлн приходится только на Соединенные Штаты.

В такой ситуации событие, предсказанное профессором Принстонского университета  Маркусом Бруннермайером,  которое он назвал  “инфляционной пилой”,  оказалось неизбежным: программы стимулирования  ослабляют действие дефляционных сил и, как следствие, происходит инфляционный “взрыв”.
В целом, из исследования, опубликованного Национальным бюро экономических исследований США  National   Bureau   of   Economic   Research  |  NBER ),  очевидно, что  каждый раз эпидемии и войны приводят к росту инфляции.  Цены на все основные продукты питания продемонстрировали рост как в годы “испанского гриппа”, так и во время Первой и Второй мировых войн.

Исторически после войн и эпидемий каждый раз наблюдался сильный рост цен

То есть, даже если бы все было хорошо, инфляция после пандемии все равно была бы неустойчивой. С середины 2021 года население мира стало часто слышать фразу:  “ Supply chain disruptions ”.

Разрыв глобальных цепочек поставок дал дополнительный толчок инфляции, углубив дисбаланс спроса/предложения на выходе из пандемии

Третий этап: неправильный выход

Фактически, на выходе из пандемии была нарушена не только глобальная цепочка поставок, но и баланс между спросом и предложением. В период локдауна рабочие места закрывались, спрос сокращался, соответственно снижалось и предложение. А когда ограничения были сняты, спрос резко подскочил, но для его удовлетворения не оказалось необходимого объема предложения. В результате к ряду факторов, усиливающих инфляцию, добавился и третий по счету. В 2021 году цены на продукты питания в мире выросли примерно на 30%.

Глобальный продовольственный индекс начал стремительно расти накануне 2021 года (Источник: ФАО)

Контейнерные перевозки подорожали в 3 раза, так как «дисбаланс на выходе из пандемии» резко спровоцировал рост цен на топливо. Стремительный рост цен на газ же привел к подорожанию  удобрений. Директор Центра аграрных исследований Минсельхоза Фирдовси Фикретзаде отмечает, что в тот период нужно было учитывать также влияние еще одного фактора: производство основных зерновых в странах под влиянием климатических условий сократилось. Следовательно, к 2021 году на мировом рынке зерна уже начались серьезные проблемы

Фирдовси Фикретзаде: «Последствия пандемии, глобального изменения климата и украинско-российского конфликта переплетены между собой»

Из графиков мы видим, что рост цен на продукты питания получает новый импульс именно в этот период. Для этого этапа, получившего название «ковид-инфляция», был характерен в основном рост цен на продукты питания. Эта ситуация не изменилась и сейчас: по словам турецкого эксперта Тургая Тюркера, в структуре нынешней глобальной инфляции основное место занимает именно продовольственная инфляция.

Таким образом, в начале 2022 года инфляционный поезд, который уже был привязан к трем мощным локомотивам, стремительно двигался к кризисной станции. Но и этого оказалось мало, в процесс добавлялись сильнейшие факторы, а уже перетасованные карты перемешивались.

Четвертый этап: война

И Украина, и Россия были крупными игроками на мировом рынке зерна стоимостью 120 миллиардов долларов. Они оба входят в число 10 стран мира, которые производят и экспортируют пшеницу.
 

Россия и Украина входят в первую десятку стран-экспортеров зерна в мире

По данным Министерства сельского хозяйства Украины, с начала войны экспорт зерна в стране снизился в 10 раз - с 5 млн тонн в месяц до 500 тыс. тонн.

Динамика цен на кукурузу на различных рынках

Роль Украины на рынке кукурузы достаточно сильна. Это растение, помимо производства масла, является основным сырьем для приготовления кормов для крупного рогатого скота и птицы. Это означает, что его рост в цене автоматически приведет и к подорожанию мяса и молочных продуктов.
По словам доктора экономических наук, профессора, эксперта Института мировой экономики и политики (Казахстан) Магбата Спанова, надо ещё учитывать то, что Украина в свое время была житницей СССР. Там было очень развито сельское хозяйство и до сих пор развито. Фактически если брать по цифрам, то в разных источниках приводят разные пропорции, но в целом эти две страны поставляют на глобальные рынки около 30% зерна. Это первый момент.

Магбат Спанов: «Украина фактически вышла из мировой цепочки поставок продовольствия»

Второй момент - если брать исторические факты, страны СНГ в основном используют подсолнечное масло. Эти страны – мировые лидеры по поставкам рапсового масла, им принадлежит 52 процента рынка подсолнечного масла. Россия занимает лидирующее положение на высококонцентрированном мировом рынке минеральных удобрений. И в связи с тем, что произошла эскалация российско-украинского конфликта, заблокированы каналы доставки, нарушена логистика, соответственно и зерно, и масло не экспортируются на мировые рынки. Вследствие чего возник определённый дефицит и произошел скачок цен.

На рынке растительных масел наблюдается настоящее «землетрясение»

В настоящее время глобальный индекс цен на продовольствие обновляет исторические максимумы. В первом квартале 2022 года цены на пшеницу выросли в 1,5 раза, и, скорее всего, процесс продолжится. Эта ситуация, безусловно, вызывает как серьезную обеспокоенность, так и серьезные вопросы.

Первый вопрос: куда мы движемся?

В прогнозах главы Всемирного банка Дэвида Мальпасса отмечается, что продовольственный кризис не закончится к концу года. Поэтому государства должны продавать свои запасы. Он посоветовал развитым странам брать пример у Индии.

В интервью Vzglyad.az доктор экономических наук, профессор СПбГУ Станислав Ткаченко сообщил, что если говорить только об области пшеницы, то следует отметить, что крупнейшие производители пшеницы в мире – это Китай и Индия. РФ на третьем месте, за ней в списке США. Китай в прошлом году произвел 134 млн тонн зерна, Индия 107 млн тонн, в России 83 млн тонн. Но следует помнить, что население Индии ровно в 10 раз больше населения России, там есть острая потребность в зерновым и для питания населения, и для корма животных. Поэтому технически у Индии есть потенциал для экспорта, что-то на мировой рынок пшеницы она предложить может. Но тогда нужно думать индийским властям о том, чем они заместят на внутреннем рынке эту пшеницу. Поэтому ряд экспертов считает, что Индия вряд ли является серьёзным экспортёром. Таким образом, мы вступаем в период дорогого продовольствия, и обычно эти циклы длятся от 3 до 5 лет.

Станислав Ткаченко: «Мы вступаем в период дорогого продовольствия, и обычно эти циклы длятся от 3 до 5 лет, если посмотреть на предыдущие 50 лет»

В последнее время мы стали часто слышать слово "стагфляция". Этот термин произошел от сочетания двух слов: стагнация + инфляция. Стагфляция является одним из худших случаев, которые могут произойти в экономике. Жесткие экономические реформы президента Никсона в 1971-1973 гг. (отказ от «золотого стандарта» и др.) привели к этому в США. Кроме того, и с добавлением “мясного и рыбного кризиса” в Перу и нефтяного кризиса в 1973 году, возникшая сильная стагфляция потрясла всю мировую экономику.
Плохая сторона стагфляции заключается в том, что невозможно одновременно снизить и инфляцию, и безработицу: при снижении инфляции увеличивается 
безработица и наоборот. В результате начинается период социальных проблем, который длится несколько лет. А сейчас, к сожалению, весь мир стоит на пороге этого периода.

Индекс стагфляционных ожиданий в США достиг уровня кризиса 2008 года. (Источник: Bloomberg)


В такой ситуации, если не будут приняты срочные меры, реализация пессимистических прогнозов директора МВФ Кристалины Георгиевой будет неизбежна: в бедных странах начнется волна голода. Около 20 африканских стран входят в группу наиболее серьезного риска. По мнению экспертов, на следующем этапе ситуация будет обостряться в таких странах, как Египет, Йемен, Ливан, Ливия. Конечно, и в развитых странах ситуация не радует: хотя там и не предвидится голод, но неуклонный рост цен усугубляет социальные проблемы. В этом случае мы подходим ко второму вопросу.

Второй вопрос: Что можно сделать?

Американский эксперт Эндрю Корибко в интервью  
Vzglyad .az сообщил, что не так уж много можно сделать для предотвращения глобальной инфляции. Потому что в мире нет какого-то Центрального глобального органа, отвечающего за сельское хозяйство, логистику и контроль цен. Даже если бы это было так, он вряд ли смог бы что-то сделать против сильной инфляционной волны.

Предположим, что Федеральная резервная система США (ФРС) может повысить процентные ставки, чтобы обуздать инфляцию. А по мнению экспертов JPMorgan Chase и Deutsche Bank, так и будет. Экономика США войдет в 2023 году с высокими процентными ставками, и эта политика будет продолжаться, по крайней мере, до 2024 года. Процентные ставки, которые в настоящее время колеблются в диапазоне 0,25-0,5%, в течение двух лет превысят 3,5%, что создаст высокую волатильность на финансовых рынках, повысит налоги, затормозит экономическое развитие. Ведь высокая процентная ставка означает дорогие кредиты, а дорогие кредиты, в свою очередь, снижение деловой активности.

Конец процесса глобализации обсуждается в западных СМИ уже давно

Единственным разумным вариантом в данном случае является то, что, уменьшая глобальные масштабы, страны координируют свою деятельность в региональных плоскостях. Большинство экспертов, с которыми мы беседуем, разделяют мнение, что структурный кризис в мировой экономике и его преодоление связаны со значительной токсичностью долларовой глобальной системы. В этом случае для выхода из кризиса может понадобиться демонтаж мировой экономической системы, основанной на одной валюте.

Не исключено, что по мере углубления кризиса именно деглобализация станет основным трендом. Региональные экономические центры будут стремиться к альтернативным механизмам замены доллара. Этот процесс деглобализации может быть достаточно длительным.

По мнению экономиста-ученого Эмина Гарибли, страны Прикаспийского и Южно-Кавказского регионов должны создать кооперацию. До сих пор мы этого хотели, но ожидали, что “невидимая рука” рыночной экономики сама отрегулирует процесс. А сейчас нужно ускорить процесс, не надеясь только на рыночные механизмы, потому что без объединения наших усилий нельзя стоять в преддверии глобального кризиса.

Эмин Гарибли: «Региональная интеграция может привести, по крайней мере, к разделению ресурсов для решения проблемы»

Традиционно принято считать, что наши основные партнеры на сельскохозяйственном рынке — это страны региона. Здесь играет роль и логистический фактор, и исторические традиции. Некоторые страны региона имеют очевидную специализацию на отдельных продуктах, в то время как другие должны быть созданы или охватывать новые области. После этого должны быть установлены новые отношения, соответствующие традиционным и новым специализациям. Например, гранатоводство, ореховодство, производство хурмы могут стать новыми направлениями специализации в Азербайджане.

Заключение

Таким образом, несколько более глубокий анализ анатомии кризиса показывает, что, хотя на первый взгляд он может показаться следствием войны, на самом деле он носит глобальный системный характер. Даже если бы не война, он бы все равно начался, и даже если война закончится сегодня, кризис продолжится. Невозможно предсказать, сколько времени это займет и чем закончится. Государства должны предпринять шаги с учетом того, что мы еще некоторое время будем жить в таком раскладе. Эти шаги должны быть направлены, в первую очередь, на усиление региональной кооперации и страхование национальных экономик от рисков.

  05 МАЙ 2022    Прочитано: 3938    43

43