Новая стратегия нацбезопасности США: влияние России и Китая усиливается - АНАЛИТИКА

  21 ДЕКАБРЯ 2017    Прочитано: 6060
Новая стратегия нацбезопасности США: влияние России и Китая усиливается - АНАЛИТИКА

Известный российский политолог, профессор МГУ имени М.В.Ломоносова, член научного совета при Совете безопасности Российской Федерации Андрей Манойло, специально для Vzglyad.az.

В новой Стратегии национальной безопасности президент США Дональд Трамп предпринял попытку систематизировать весьма сумбурные и крайне противоречивые представления о новых вызовах и угрозах безопасности Соединенных Штатов, сформировавшихся в результате его прихода к власти в 2016 году. По сути, новая Стратегия вобрала в себя все политические слухи и мифы, возникшие в связи с обострившимся российско-американским противостоянием в Украине и Сирии и, в не меньшей степени, в связи с агрессивной информационной войной, развернутой против президента США Дональда Трампа его противниками в самих США. В результате получился весьма любопытный документ, которым можно пугать американских и европейских детей. При этом новые публицистические обороты в этой стратегии продолжают соседствовать с замшелыми и уже давно набившими оскомину стереотипами, которым авторы Стратегии попытались придать новое, типично хайповое звучание.


Почему-то со времен правления печально известного бывшего президента Обамы число «три» для творцов стратегий национальной безопасности становится обязательным элементом структурирования новых вызовов и угроз. Прежде Обама прославился тем, что причислил к важнейшим угрозам свободы и демократии Россию, вирус Эбола и ИГИЛ, поставив их на одну планку. В новой Стратегии президент Трамп также не смог избавиться от мистической притягательности этого числа, перечислив «три главных комплекса вызовов - ревизионистские усилия Китая и России, страны-изгои Иран и Северная Корея, международные террористические организации, нацеленные на активные действия против Соединенных Штатов». Создается впечатление, что Трампу и его соавторам просто жизненно важно было придумать три главные угрозы, но тут их подкачала фантазия, и в триаду вошли «ревизионистские» Россия и Китай, «страны-изгои» в традиционном составе и только затем – ИГИЛ. Личная неприязнь Трампа к упрямой Северной Корее вытеснила из триады утративший актуальность вирус Эболы, неожиданно загнувшийся без посторонней помощи где-то на просторах Африки. Свято место, как говорится, пусто не бывает.

Из сформулированной в Стратегии триады главных угроз национальной безопасности США, по мнению ее авторов, напрямую вытекают четыре ключевых национальных интереса Соединенных Штатов: защита американских граждан, повышение благосостояния американцев, защита мира с помощью силы и продвижение американского влияния. Из них наиболее экзотично выглядит стремление Трампа и его администрации, опираясь на армию и иные прогрессивные силы американского общества, «защищать мир (как состояние) во всем мире (как географическая категория) с помощью силы». Мир при этом, как всегда, никто даже не спросил, нуждается ли он в этой защите. Учитывая, что Россия и Китай являются частью этого мира, причем отнюдь не самой маленькой, новая Стратегия национальной безопасности США вполне допускает возникновение ситуации, в которой Соединённым Штатам придется защищать мир от самих себя.


Россию и Китай авторы Стратегии отнесли к государствам нового типа – т.н. «ревизионистским». Под ревизионизмом США, разумеется, понимают стремление указанных стран пересмотреть американоцентричный миропорядок, установившийся после завершения холодной войны и распада СССР, когда США остались, по сути, одни в глобальном конкурентном пространстве международной политики и некоторое время вытворяли, что хотели. К настоящему времени этот порядок прогнил насквозь и рассыпается прямо на глазах, но Трамп, видимо, испытывает ностальгию по временам, когда Соединенным Штатам все было дозволено и все сходило с рук. Авторы Стратегии с прямо таки детской наивностью признаются, что Россия и Китай не хотят больше играть по правилам, установленным Соединёнными Штатами, и это «не есть хорошо». Нам, читателям, при этом хочется смахнуть украдкой скупую слезу и погрустить вместе с американскими ястребами об уходящей эпохе и о мире, который уже никогда не будет исключительно американской вотчиной.

Трамп открыто признается в том, что «Россия и Китай стремятся бросить вызов американскому влиянию, ценностям и богатству», то есть, хотят отобрать у американцев их деньги, но эти угрозы можно победить, выстроив с указанными странами «великое партнерство». В чем именно будет заключаться это «великое и небывалое партнерство». Стратегия умалчивает – вероятно, потому, что и сам Трамп не знает ответ на этот вопрос. Великое партнерство – и все. Че непонятного?

Какова же главная цель российско-китайского ревизионизма, кроме стремления «создать мир, не обязательно отвечающего представлениям США»? Стратегия уличает Россию и Китай в то, что они хотят «пошатнуть американский подход в предотвращении кризисов» и «оспорить способность США к независимым действиям в горячих точках и в области экономики в мирное время». Звучит это мутно и непонятно. При этом создается впечатление, что главная цель этой тирады – всех окончательно запутать (и, в первую очередь, противников Трампа в Конгрессе). Во всяком случае, стремление «пошатнуть» и «оспорить» - это совсем не те действия, которые способны создать глобальную угрозу. Что-то здесь авторы Стратегии явно не доработали.

Еще один страх, нашедший свое отражение в тексте Стратегии, это «разработка Китаем и Россией передового оружия, что может угрожать безопасности США». Здесь вообще сложно понять, откуда в текст серьезного документа затесался фрагмент из научной фантастики: создается впечатление, что авторы Стратегии насмотрелись «Звездных войн». Впрочем, этот научно-фантастический пассаж вполне в дальнейшем может быть использован владельцами американского ВПК для выжимания из Конгресса денег на разработку ответных образцов передового вооружения.

По-прежнему Трампа беспокоит российское ядерное оружие: согласно тексту Стратегии, именно оно остается самой существенной угрозой безопасности США. Так, авторы Стратегии на полном серьезе утверждают, что «Россия инвестирует в новые военные возможности, в том числе в системы ядерных вооружений», а также «продолжает угрожающее поведение по отношению к соседям, в том числе, размещая свои ядерные арсеналы и разворачивая наступательные вооружения». Этот пассаж явно заточен на то, чтобы в дальнейшем подвести нормативно-идеологическое обоснование под планирующийся выход США из Договора о РСМД.

Есть в Стратегии отголоски и мифа о неуловимых российских хакерах, которых авторы документа обвиняют в попытках «подорвать демократию»: "сегодня, такие игроки, как Россия, используют информационные инструменты, чтобы подорвать законность демократических государств. Наши противники нацелены на СМИ, политические процессы, финансирование социальных сетей, получение персональных данных». При этом указывается, что Россия «вкладывает средства в дестабилизацию в киберпространстве». Видимо, с точки зрения Трампа, вкладывать средства в это дело означает делать выгодные инвестиции – иначе бы они об этом в Стратегии не упомянули. Видимо, несмотря на все усилия американских пропагандистов, популярность мифа о российских хакерах идет на спад, и этот упадок мифа уже ничем не удержать.


В отношении Ирана, КНДР и Сирии в Стратегии получили свое дальнейшее закрепление уже затасканные штампы и стереотипы, которые слегка освежили разного рода эмоциональными характеристиками. Так, КНДР обвинили в том, что она «ищет возможность убийства миллионов американцев с помощью ядерного оружия». Тегеран же стал «главным спонсором международного терроризма», получив из рук американской администрации «желтую майку лидера». Для сдерживания Ирана и КНДР Соединенные Штаты теперь будут с удвоенной энергией разворачивать системы ПРО, но при этом в Стратегии отдельно оговаривается, что ПРО не направлено против России или КНР: «Усиленные системы ПРО не направлены на подрыв стратегической стабильности или подрыв долгих стратегических отношений с Россией и Китаем». В качестве гарантии этого Трамп «зуб дает», что в новейшей американской истории появляется впервые.


Определенные обиды Стратегия от имени всего американского народа возлагает и на Сирию, традиционно обвиняя режим Асада в применении химического оружия. При этом урегулированию конфликта в Сирии в новой Стратегии посвящено всего одно предложение. Видимо, администрация Трампа по каким-то одному ему известным причинам предпочитает занять выжидательную позицию, рассчитывая, что ситуация может дозреть в их пользу и без прямого участия в сирийских делах США. Главный же противник Асада ИГИЛ упоминается в Стратегии исключительно в победных реляциях: «Мы сокрушили террористов ИГИЛ на поле боя в Сирии и Ираке и продолжим преследовать их до полного уничтожения». При этом авторы прозорливо вангуют, что «многие из террористов-джихадистов, вероятно, вернутся в свои страны, где они смогут продолжать планировать и совершать атаки против США и наших союзников», и Штаты готовы последовать за ними в страны их исхода с тем, чтобы добить бандитов в их логове. С такими намерениями особо рьяные американцы могут появиться и у границ российского Северного Кавказа. Где, по давней российской традиции, их встретит «алтайская бронетанковая милиция» и «тибетское казачье войско на слонах».

В этих условиях можно только удивиться неиссякаемому оптимизму и вере в светлое будущее авторов Стратегии, утверждающих, что «никакой внешней угрозе нельзя позволить пошатнуть нашу общую приверженность нашим ценностям, подорвать нашу систему управления или разделить нашу страну». В этом американцам, как обычно, должна помочь Европа, которую камрад Трамп уже год как очень старательно – буквально пинками – отталкивает от Соединенных Штатов: «США и Европа будут вместе работать над сдерживанием разрушительных действий и агрессии России, а также угроз со стороны КНДР и Ирана». В этом еще раз проявляется удивительная способность Трампа в упор не видеть того, что действительно интересует и тревожит ЕС: единой Европе Иран и КНДР на данном этапе – по барабану. ЕС беспокоит сохранение внутреннего единства, а не борьба с навязываемым ей «внешним врагом». Эта политическая близорукость в полной мере и нашла свое воплощение в нынешнем издании Стратегии национальной безопасности США.

Vzglyad.az
Читайте актуальные новости и аналитические статьи в Telegram-канале «Vzglyad.az» https://t.me/Vzqlyad

Тэги: США   Россия   Иран   Сирия   КНДР   стратегия   ядерное+оружие   конфликт  





НОВОСТНАЯ ЛЕНТА